История Дикого Запада – тема раскрученная. Земля бесконечной свободы, ковбоев, бандитов и индейцев. Опасная земля, но ведь свобода всегда идет рука об руку с опасностью. Вистории Украины был и свой Дикий Запад, когда свободные люди жили вне закона и пытались творить историю своими руками. Кто-то становился героем, кто-то злодеем, как это обычно и бывает. Речь, конечно, об эпохе карпатских опришков.

Из искры разгорится пламя

Все началось с народного восстания в 1490 году. Как и у многих других народных восстаний, у этого были вполне понятные причины и благородные мотивы, но жесткие методы. Крестьяне Молдавии, Буковины и Галичины тогда в едином порыве восстали против жадной польской шляхты и принялись ее резать, попутно разоряя имения, уводя лошадей и творя прочие логичные бесчинства. Руководил праздником непослушания некий Муха.



О масштабах восстания красноречиво говорит тот факт, что польский король Казимир IV Ягеллон был вынужден не только отправить для его подавления коронные войска, но и нанять военных специалистов из Тевтонского ордена. Крестьян быстро разбили, а Муха со своим отрядом засел где-то в лесах недалеко от Коломыи.

Спустя год повстанцы вернулись во главе с человеком по имени Андрей Боруля. Ходят слухи, что это и был тот самый Муха, который для конспирации сменил псевдоним. Или, наоборот, никакого Мухи никогда не было, и это целая группа людей. Борулю поляки достаточно быстро схватили и сбросили со стен Хотинской крепости. Но спустя еще год восстание разгорелось снова. И предводителем крестьян опять стал человек по кличке Муха.



Среди поляков ходили мрачные слухи о бессмертном вожаке крестьян, который каждый раз возвращается из самой Преисподней, чтобы портить им жизнь. Но в итоге и этого Муху удалось взять плен и заточить в Краковской крепости. Где он и умер от пыток.

На какое-то время регион затих, шляхта вернула свои земли и имения, а польские солдаты и офицеры спокойно выдохнули. Но это было только краткое затишье перед настоящей бурей.

Благородные разбойники

Любые освободительные восстание всегда и везде соседствуют с разбоем и бандитизмом. Грань между справедливой экспроприацией у сатрапа-помещика и банальным грабежом всегда тонкая, а мотивы у разных групп восставших могут быть самые разные. И опришки, заявившие о себе в 1498 году, исключением, конечно, не были. Среди многочисленных отрядов повстанцев существовали и откровенно криминальные, для которых нажива была важнее борьбы за свободу.



Впрочем, началось все именно с крестьянских восстаний. После провала всех трех Мух, стало понятно, что соперничать с королевскими войсками в открытом противостоянии бесполезно. Ни по навыкам, ни по обмундированию крестьяне не могли сравниться с профессиональными военными.

А что остается в таком случае для восставшего? Уходить в партизаны. Опришки действовали именно партизанским методом, собираясь небольшими группами и внезапно атакуя имения шляхтичей, помещиков, ростовщиков и арендаторов. Карпаты стали надежным укрытием для партизан, а чтобы лишний раз не мерзнуть среди гор, опришки действовали сезонно – с ранней весны до конца осени.

Шляхтичи их, конечно, ненавидели, а вот простой народ любил. Ведь сами опришки и были тем самым простым народом. Для крепких мужчин Галичины, Буковины и Закарпатья грабеж угнетателей стал чем-то вроде сезонных работ. Как только в горах теплело, они собирались и планировали операции. А с первыми холодами – возвращались по домам.

Именно поэтому уничтожить их было почти невозможно. Группы действовали автономно, а их вожаки регулярно менялись. Поймают поляки или австрийцы одну группу, казнят, а ей на смену уже собирается другая. Постареют одни партизаны, на их место станут сыновья. Из года в год, из поколения в поколение.



Постепенно из простых крестьян с луками и рогатинами опришки превращались в серьезную военную силу. К XVIII веку у них появилось огнестрельное оружие, да и навыки ведения войны совершенствовались постоянно.

В 1653 году объединенное войско опришков под командованием полковника Гречки поддержало Тимоша, одного из сыновей Богдана Хмельницкого. Многие из них пали при обороне крепости Буши, но и крови попили полякам немало.

Батька-атаман

После поражения Тимоша опришки на какое-то время затаились и снова ушли в горы, но это были временная передышка. Уже к 1730 году их возглавил харизматичный лидер - Олекса Довбуш.

Популярные статьи сейчас

В Дагестане массово отказываются от войны: пало уже множество населения

Дональд Трамп попался ФБР и его дети забились в истерике: "Байден занимался проституцией"

Россияне будут жить еще хуже из-за падения экономики, путин вернул людей на уровень 2018 года

Главное за 12 августа: порча на путина от Куриловой, вредные привычки Приходько, Полякова в Крыму, а белорусы согласились на войну

Показать еще

Говорят, что он смог заручится поддержкой не только местных крестьян, но и самого рабби Баал-Шем-Това, одного из основателей хасидизма. Опришки пообещали не трогать местных евреев и защищать их от произвола поляков и бандитов, а евреи взамен помогали им финансами и укрытием.

Но и поляки к тому времени уже смекнули, как бороться с партизанами. Они начали подкупать крестьян, чтобы те сдавали схроны опришков и другую информацию. Самого Довбуша убил крестьянин Степан Дзвинчук. Говорят, что и ему заплатили поляки. Впрочем, другая версия истории гласит, что Олекса просто повадился ходить к жене Дзвинчука, когда того не было в хате. Дело житейское.

После смерти вожака опришки не сложили оружие. К 1773 году в Карпатах действовало около 50 отрядов, то и дело досаждавших местной шляхте. Кстати, не все командиры опришков были украинцами. Легендарный Григор Пынтя, по прозвищу Храбрый, руководивший одно время опришками Закарпатья, был, например, румыном. И ему это не мешало, ведь крестьянин крестьянина завсегда поймет.

Не остались в стороне опришки и во время гайдамацких восстаний XVIII века, сотрудничая с гайдамаками и совершая совместные налеты на помещиков.

Последние из могикан

Движение опришков, в той или иной форме, существовало до самого начала ХХ века. Поляков в какой-то момент сменили австрийцы, но простому крестьянину от этого легче не стало. И борьба продолжалась еще долго.



Но всему когда-то приходит конец. В 1848 году движение сильно пошатнула австрийская крестьянская реформа, отменившая барщину, многие опришки предпочли вернуться по домам и жить с семьями. Против не покорившихся австрийские власти провели серию карательных операций.

Последними опришками принято считать Николу и Юрия Шугаев, партизанивших в Закарпатье до 1921 года. Их история действительно закончилась, как в американском вестерне. Чешские жандармы долго не могли поймать неуловимых братьев и в итоге просто подкупили остальных членов банды. Николу и Юрия убили свои, прямо как легендарного Джесси Джеймса, наводившего ужас на шерифов и банкиров Дикого Запада.