В предыдущей статье мы показали, что основным топливом революции, уничтожившей Российскую империю, было крестьянство, составляющее 80% населения страны, а причиной послужил военно-фискальный кризис, продемонстрировавший неумение режима содержать себя и подавлять выступления многочисленных недовольных. Однако это свидетельствует нам лишь о некомпетентности монархического правительства, но ничего не говорит о режиме, воцарившемся, когда «подернулось тиной революционное лоно».

Теперь, спустя столетие, мы можем оглянуться назад и сделать из произошедшего выводы. Прежде всего нужно понять, что революция радикально не изменила суть Российской империи. Точнее, не настолько радикально, как это хотят подать как сторонники коммунистического режима, так и его противники. Советская империя даже не несла на себе родовые пятна царской России, она вся была одним большим родовым пятном. Фактически в период НЭПа большевики в основном занимались реализацией давно назревших реформ. И, по словам Т. Шанина, в период с 1922 по 1929 год СССР был наиболее крестьянско-ориентированной страной за всю историю Московии.

Та же федерализация, вылившаяся на практике в создание СССР, как и создание национально-культурных автономий открыто, обсуждались с 50-х годов XIX века. Поскольку это была реальная управленческая проблема, тот факт, что для реализации этих реформ понадобилась революция, говорит много плохого о царской России. Однако, реформистское счастье было недолгим, поскольку новобразованное коммунистическое государство находилось не в вакууме и было вынуждено перейти к решению военно-политических проблем на внешней арене. В конечном итоге, лишь война является настоящим экзаменом на эффективность государства. Вот тут и проявились как сходство, так и отличия Российской империи и СССР.

Коммунисты избавились от помещиков, не позволявших государству напрямую выкачивать ресурсы из крестьянства. И это после коллективизации (второй версии крепостного права) позволило властям изымать зерно и, продавая его за границу, получать ресурсы, необходимые для форсированной индустриализации. Фактически Сталин повторил действия Петра I: продажа сырьевых товаров на Запад в сочетании с массовым использованием принудительного труда на “стройках века”. В обоих случаях произошел стремительный рывок в плане милитаристской мощи и резкое повышение смертности среди населения. Тем не менее СССР выполнил все задачи, на которых сломался предыдущий режим, дойдя до Берлина и разгромив Японию на Дальнем Востоке.

Нынешние комментаторы часто теряют чувство перспективы. Современная нам пропаганда любит сравнивать поздний Советский Союз со странами Первого мира и говорить о том, какими нищими были “коммунисты”. При этом забывая, что люди, живущие в первые десятилетия существования СССР, сравнивали его не с США 80-х и 90-х годов, а с дореволюционными порядками у себя дома или, на худой конец, с Третьим рейхом и его союзниками. Да и в тех же США в тот момент происходила Великая депрессия, “демонстрирующая” верность марксистско-ленинского учения. Что сразу делало “коммунистическую” социальную практику как минимум приемлемой, а как максимум лучшей.

Популярные статьи сейчас

Те, кто не умер заплатят за погибших: на россии готовят налог для мужчин, избежавших войны

Украинцам с 1 ноября светят дополнительные 2200 гривен и гуманитарная помощь: в Мининтеграции рассказали, кому это достанется

Цены на гречку достигли сезонного минимума: какие ценники на полках магазинов

Самый мощный экстрасенс Хаял Алекперов назвал дату конца войны в Украине: "Я не Бог, но..."

Показать еще

Таким образом, мы можем уверенно говорить, что в первые десятилетия своего существования СССР был успешным проектом. На деле, причины его дальнейшего падения были заключены в его первоначальных успехах. Фактически Советский Союз вмещает в себя два разных общества. Изначально это было общество социалистически настроенных крестьян. Но в 60-70-е годы прошлого века происходит становление советской городской цивилизации, и это приводит к сильнейшему разрыву формы и содержания. И если “сельский” СССР – это общество суровых нравов, террора, концлагерей, голодоморов и “беззаветной” преданности социалистическим идеалам, то “городской” СССР – это общество, которое мы все “любим”, а люди постарше так даже и помнят. Общество мягкого авторитаризма, брежневского застоя, “Кавказской пленницы” и отлаженного государственного механизма.

Но прежде всего это общество, пораженное глубоким цинизмом. По той причине, что горожанин существо индивидуалистическое и капиталистическое. А значит, склонное либо к национализму, определяя свою принадлежность не через сельскую общину, а через “воображаемое” сообщество, достаточно реальное, чтобы быть воплощенным в государстве, но достаточно абстрактное, чтобы не контролировать его повседневную жизнь, либо к либерализму, как идеологии, защищающей его собственность и маленькие человеческие права.

Конечно, в городской культуре есть место социализму, как идеологии изнеженной интеллигенции, знающей про эксплуатацию в основном из книжек, и профсоюзов, борющихся за права рабочих. Но в условиях, когда единственный наниматель – государство, а социальное неравенство сведено к минимуму, любая подобная активность либо бессмысленна, либо попахивает мятежом. В результате, в формально социалистическом государстве не осталось места для социалистического мировоззрения. Поэтому даже те, кто сейчас скучает по СССР, это ни в коем случае не носители марксистских взглядов, а просто пережившие свой век носители “советского” национализма.

Естественное формирование городской культуры – не приговор для государства “рабочих и крестьян”. Яркий пример тому Китай, формально сохранивший коммунистическую идеологию, но давно и прочно ставший на рельсы капиталистического развития и имперского шовинизма. Однако советские партократы, вместо того, чтобы провести реформы, стали на путь превращения СССР в сырьевой придаток западных экономик. В итоге относительно развитое государство 60-х, купленное ценой неимоверного количества крови и лишений, превратилось в типичную сырьевую олигархию Третьего мира. А когда цены на нефть рухнули, правительство бросило своих граждан на произвол судьбы, оставив в руках местных князьков. Самороспуск Советского Союза позволил номенклатуре легитимизировать свои богатства, отказаться от гонки вооружений и не делиться деньгами с национальными окраинами. Все просто, как все гениальное.

Таков печальный конец долгой и кровавой повести о СССР. Но теперь нам следует задаться вопросами, почему наши официальные историографы трактуют ту революцию как явление однозначно негативное, и были ли возможны другие варианты развития событий?

Когда мы обсуждаем вопрос исторической рецепции (восприятия) прошлого, то неизбежно сталкиваемся с тем, что любой историк в прошлом видит общество, породившее его самого. Недавно мне случилось читать книгу «Юлий Цезарь. Политическая биография», написанную российским историком Алексеем Егоровым. Юлий Цезарь в ней был представлен как правозащитник, борющийся за реабилитацию репрессированных при Сулле (Сталине). Думаю, узнай Цезарь про такую интерпретацию своей борьбы за власть, он был бы сильно удивлен.

Именно поэтому, когда мы встречаемся с тезисом, что революция – зло, и если бы в Российской империи победила демократия, она достигла бы неимоверных высот, первое, что нужно спросить: “А судьи кто?”. Если мы, спустя сто лет, взглянем на нашу страну и на Россию, то увидим, что структурно ничего не изменилось. Перед нами государства, являющиеся сырьевыми придатками Запада, а такой экономический базис в качестве политической надстройки неизбежно порождает олигархию. И если РФ хотя бы переквалифицировалась на торговлю энергоносителями, то “независимая” Украина после 2014 года умудрилась пробить дно, сделав первой статьей своего экспорта аграрную продукцию. Тем самым наша страна окончательно стала плохим ремейком Российской империи, без угнетенного крестьянства и выдающейся культуры, конечно. Естественно, олигархические режимы не могут приветствовать революцию, особенно если это настоящая революция, а не массовые народные гуляния, символизирующие передачу власти от одного олигархического клана другому. Потому нынешним власть предержащим легко узнать себя и своих близких в репрессированной элите Российской империи.

Но если мы взглянем на ситуацию 1917 года, то очевидно, что революция была неизбежна. А были ли другие варианты развития событий? В 1917 году – нет, но вообще – да.

Революция 1917-о года

В Российской империи вполне мог установиться фашизм. Разумеется, когда мы говорим о фашизме, то первым делом на ум, конечно, приходит нацистская Германия. Но не стоит забывать, что на самом деле первой страной, в которой победил фашизм, была далеко не передовая Германия, а отсталая аграрная Италия и другие слаборазвитые страны Европы. И большинство фашистских стран, несмотря на суровый милитаризм и авторитаризм, не ставили своей целью уничтожение целых этнических групп. Уничтожение евреев и славян было личным заскоком Гитлера. Печальный факт тут состоит в том, что, поскольку этот неуравновешенный психопат возглавлял самое сильное государство фашистского блока, он сумел навязать свои бредовые идеи практически всем своим союзникам. Что и придало Холокосту общеевропейский масштаб. Имперская Россия вполне могла последовать по этому пути, если бы в Первую мировую войну выбрала путь нейтралитета и начала активно обогащаться за счет поставок воюющим сторонам.

Баррингтон Мур-младший прямо говорит о такой возможности, а Теодор Шанин долго и подробно рассказывает, как в царской России возникло движение “черносотенцев”, во многом перекликающееся своими методами и поведением с фашистскими движениями других стран Европы в период после Первой мировой.

Да, вне всяких сомнений, такой вариант развития событий мог бы стать намного более благоприятным для славянского населения Российской империи. Неучастие в Первой мировой, а значит и успешное избегание Гражданской войны, сохранило бы миллионы жизней и дало толчок экономическому развитию. Что позволило бы сохранить еще миллионы жизней, поскольку отпала бы необходимость в форсированной индустриализации и сопутствующей ей жертвах. Вполне возможно, что тоталитарный Российский рейх стал бы лучшим другом Рейха немецкого. Что спасло бы еще миллионы жизней.

Расцвет Третьего Рейха

Не стоит упрекать меня в фашистских симпатиях. Вне всякого сомнения, это был бы такой же тоталитарный однопартийный монстр, как и СССР. Просто вместо того, чтобы убивать по классовому признаку, начали бы убивать по национальному. В той же царской России антисемитизм был государственной политикой, так что желающих окончательно решить еврейский вопрос было бы более чем достаточно, заодно убив большую часть неславянских меньшинств империи. Так что, с точки зрения бытового ужаса, это могли быть вполне сравнимые государства. Но в этом случае топор репрессий мог бы миновать Украину. Однако, скажем откровенно, без Гражданской войны и тех уступок различного рода нацменьшинствам, в том числе и нам, к 2017 году никаких белорусов и украинцев не было бы в природе. А было бы полмиллиарда русых славяноарийских бестий, гордо несущих «бремя белого человека».

Опять-таки вероятность того, что подобное государство получило бы ядерный удар по голове от США, было бы значительно выше, чем в нашей реальности. Все-таки роль СССР в Холодной войне была “страдательной”. Отставание от Америки во всех сферах жизни было настолько колоссальным, что про какой-то паритет можно было говорить только после 1973-го, когда прыжок цен на нефть позволил Кремлю конкурировать с Вашингтоном на равных, не загоняя своих граждан в совсем уж полную нищету. И сразу же после окончания периода высоких цен на нефть все рухнуло.

В “фашистской реальности” Россия действительно была бы полноправным конкурентом с совсем другими ресурсами и возможностями, что делает вариант с ядерной войной более чем реальным. Таким образом, мы вполне возможно живем “в лучшем из миров”.

Возможно живем “в лучшем из миров”

Так чему же мы смогли научиться по итогам Октябрьской социалистической революции? Откровенно говоря, смотря на сегодняшнюю Россию, мне кажется, что у них урок усвоен, и они там строят обыкновенный фашизм. И однажды настанет день, когда Путину надоест притворяться президентом, и он прямо провозгласит себя “фюрером”.

Украина же демонстрирует клинический пример необучаемости. Наша страна упорно, с активной внешней поддержкой России, идет по следам Российской империи. Всего лишь вопрос времени, когда наше государство войдет в военно-фискальный кризис и получит полноценную революцию, о чем я писал отдельную статью. Однако учитывая, что никаких социалистически настроенных крестьян в нашей стране нет, то (псевдо)коммунистической революции у нас не будет. Поэтому революция произойдет под правыми лозунгами. В результате мы рискуем увидеть, как два ультраправых государства, РФ и Украина, сойдутся в последней битве, по итогам которой должен будет остаться кто-то один.

Александр Вольский, специально для Знай.ua