В 2013 году Народный артист Украины, играющий бессменную Верку Сердючку, Андрей Данилко ушел из публичного пространства. Нынче артиста без грима можно увидеть лишь в жюри "Х-фактора".

"Мне не нравится то время, в котором мы живем, не нравится то, что сейчас происходит с людьми, поэтому я не вижу себя сейчас на экране, на концерте на публике в образе Верки Сердючки. Сейчас просто не ее время", - признается артист.

По его словам, работает сейчас он с коллективом в основном за границей – на закрытых вечеринках и мероприятиях.

- Можно сказать, что Вы просто ждете благоприятного времени, чтобы Верка вернулась?

- Не только. Я взял паузу и для того, чтобы отдохнуть. А еще нахожусь не в самой хорошей физической форме – у меня куча болячек, проблемы со сном. В этом году уже 25 лет, как мы выступаем. Можете себе представить все эти постоянные поездки, перелеты, множество городов. У меня были такие времена, которых я вообще не помню – да, такое было в 2000-ых. Помню какие-то самолеты, гостиницы, машины – и все. Иногда спрашиваю – а что там было? Я считаю, это ужасно. Мы попали в это колесо, как белки, и не могли остановиться. И вот, наверное, когда случились такие политические события, которые мы все сейчас наблюдаем, я наконец-то смог остановиться. В какой-то момент решил для себя, что нужно притормозить. Сейчас я участвую в "Х-факторе" - в качестве судьи. Попал я туда благодаря руководству канала. Они решили, что я могу это делать, я пытаюсь быть по-максимуму естественным и выражать свою точку зрения. Меня абсолютно не интересуют комментарии вроде: "Данилко - сука, зарубил мальчика". Есть мое мнение, которое субъективно – трогает меня этот номер или нет. Поэтому я даю свою оценку.

Популярные статьи сейчас

Генерал армии США Ходжес уверен, что нужно атаковать аэродромы РФ: "Не будут запускать ракеты"

Жена Григория Решетника Кристина показала, насколько ей "побоку" на беременности: "Как может быть иначе"

Боевой дух россиян опустился до критической точки после высказываний Игоря Гиркина про HIMARS - никакое ПВО уже не спасет

Располневшая Ани Лорак вернулась, но снова промолчала о войне и опозорилась: "Как будешь смотреть в глаза?"

Показать еще

- Не хотите попробовать работать за кадром? Ведь на "Х-фактор" приходят талантливые ребята.

- Да я все время этим и занимался. Каждый в нашем коллективе был единственным и востребованным, никто не вращался вокруг меня. Думаю, что в "Х-факторе" нужно найти человека, который существовал бы после проекта, как самостоятельная творческая единица. Но не финалист, у которого 5 минут славы. После 5 минут славы, победитель уедет к себе в деревню, две недели полетает в облаках, а затем сопьется и сломает себе жизнь, получив травму. Задача проекта – найти новую звезду и такие люди, по-моему, на проекте есть. У меня есть свои симпатии. Но когда у тебя поток по 180 человек в день после скучнейших номеров, что-то посредственное может показаться гениальным. А это ошибочно. У меня такие случаи уже были.

Читайте также: Гривна "приседает" перед очередным скачком

- Не так давно в прессе писали о том, что на Сорочинской ярмарке побили Вашу напарницу Инну Белоконь. Как она сейчас?

- С Инной и ее дочерью после того инцидента все в порядке. Хорошо, что есть "Макс Фактор", которым мы ей замазали синяки на лице – и уже спустя несколько дней были в Вене.

- Андрей, говорят, что Верка Сердючка уже снимается в Голливуде?

- Это правда только отчасти. Мы действительно снялись в голливудской картине, но сьемки прошли в Будапеште. Из Голливуда связались с моим менеджером и предложили роль в фильме "Шпион". Андрей мне позвонил и сообщил о предложении. Я даже серьезно не воспринял его, просто спросил – платят ли деньги? Платят, снимать будут в Будапеште. Я подумал, что никогда не был в Будапеште, слышал о хороших ресторанчиках тамошних. Решили – едем, побудем там, заодно снимемся. Когда ехали, еще не знали, что это большая голливудская картина, что там снимается Мелисса Маккарти, Джуд Лоу, Джейсон Стетхем.

Мне очень понравился их подход к работе. Приехали на площадку. Я посмотрел сцену, говорю: нужны тумбы под бэк-вокал. Через три секунды подбегает человек с рулеткой в руках, спрашивает – какого они должны быть размера? Наутро стоят готовые тумбы. Смотрю и замечаю, мол, неплохо было бы чтобы эти тумбочки тоже были черного цвета. Через 15 минут стояли черные тумбы. Я отметил про себя – боже, чтобы у нас такие мелочи так быстро решались! У нас сразу же заводят песню – бюджета на это нет, что вы нам руки выкручиваете, ах какие капризные нынче звезды пошли. А тут все делается быстро, по часам и все довольны. Мне всегда хотелось участвовать в подобном проекте именно с таким подходом.

- Вас пригласили на премьеру?

После съемок мы летали в Нью-Йорк на премьеру – меня очень удивило, что Мелисса и Стетхем просто подбежали к нам, будто мы их старые знакомые. Журналисты нас вообще не знали, но с большим интересом к нам отнеслись. Я понимаю, почему нас пригласили. Там люди очень ценят аутентичность, индивидуальность, оригинальность. Мы ведь создали Верку Сердючку еще задолго до Леди Гаги, которая появилась уже потом и начала фриковать. И на Западе очень уважают артиста, который придумал все сам, не украл у кого-то.

- Славянский юмор отличается от американского?

- Когда я выступаю там, естественно, я не буду шутить о Поплавском или Тимошенко. Я шучу на темы, которые понятны всем – аэропорт, секс, любовь, выпивка. Зачастую, те комедийные ситуации, которые предлагаю я оказываются смешнее, чем те, которые предлагают они.

- Я помню с детства СВ-шоу, которое вела проводница Верка, затем Сердючка превратилась в звезду, обзавелась мамой. Сами придумывали такую кардинальную смену имиджа?

- Мы были в огромной гонке, неслись на скорости. Поэтому все делалось быстро. До Евровиденья мы придумали номер, где мама и Верка поют дуэтом этакое смешное диско о любви. Для того, чтобы подчеркнуть, что Верка звезда, мы решили на голову ей водрузить звезду. Затем грянуло Евровидение, все нужно было успеть в кратчайшие сроки – и мне пришлось одеть эту звезду на Евровиденье, хотя было жалко. После участия в Евровиденьи изменился я, и изменилась Сердючка. Вообще, когда вернулся домой, у меня произошла переоценка всего, я посмотрел другими глазами на свою работу. Просматривал мюзиклы и понимал, что было сделано некачественно, думал – ни играть толком не мог, ни паузы держать.

Читайте также: Удивительные победы: успехи украинских паралимпийцев в Рио

- Сталкивались ли со своими двойниками?

- Я их терпеть не могу, потому что они все делают плохо. Я понимаю, что подделывают всегда то, что востребовано. Но когда выходит полупьяный мужик, одевает колготки и начинает пошло шутить в образе Сердючки – это омерзительно и пошло. Юмор, это вообще очень опасный жанр. И если ты не чувствуешь грани между пошлятиной и юмором – на эту территорию лучше не заходить.

Однажды увидел номер, где на сцену выводили двух обезьян. Одна пародировала Пугачеву, вторая – Сердючку. Сердючка была в шубе, со звездой и пела "Читу-Дриту" под фонограмму. Боже, я смеялся до слез. Эти две обезьяны просто рвали все корпоративы, и если бы я познакомился с ребятами, которые все это организовали, то даже дал бы свои фонограммы.

- Сейчас многие видные деятели идут в политику. Не думали над этим?

- Это не мое. После Евровиденья мне предлагали идти в политику, я на это повелся, но затем понял – это не мой путь, каждый должен заниматься тем, что делает лучше всего.

Продолжения разговора с Андреем Данилко читайте в четверг, 15 сентября